Главная » Статьи » Психология

Цепляние за любовь = неспособность любить
Невротическая потребность в любви может быть представлена в полярных проявлениях:
1. обесценивание любви,
2. цепляние за любовь.

И первое и второе – невротическая потребность, за которой скрывается неумение любить и эгоцентризм. О причинах этой невротичности, с точки зрения Хорни, я напишу позже. 

Сейчас рассмотрим как проявляется навязчивое цепляние за любовь и что за этим кроется, какие мотивы.
Итак, Карен Хорни выделят три наиболее распространённых паттерна цепляния за любовь:
1. привлечь внимание к своей собственной любви,
2. воззвать к жалости к себе ( причём это может делаться в очень завуалированной форме, тонко и неявно, а также провоцировать у партнёра громадное чувство вины),
3. угрожать

Что кроется за каждым из этих паттернов?
1. За выпячиванием потребности привлечь к себе внимание, транслируется требование «Раз я так тебя люблю, то и ты должен любить меня»( с) *что, как мы знаем, вовсе не является обязанностью*
2. За выпячиванием своего воззвания к жалости кроется «полное неверие в любовь и убежденность в базисной враждебности всех людей вокруг, поэтому невротик исходит из того, что только подчеркиванием своей беспомощности, слабости и жалкой участи можно чего-нибудь добиться.»(с).
3. За бессознательной трансляцией угрозы кроется требование «Люби меня, а не то убью». Мы сталкиваемся с таким отношением достаточно часто, как при анализе, так и в повседневной жизни. Это могут быть открытые угрозы причинить вред другому или себе; сюда же относятся угрозы самоубийства, угрозы подорвать репутацию и т. п. Они могут быть замаскированными — выражаясь, например, в форме болезни — когда какое-то из любовных желаний не удовлетворено. Бессознательно реализуемые угрозы могут приобретать самые замысловатые формы.» ( с)
 Таким образом, за каждым из паттернов невротического стремления к любви, прослеживается полная неспособность любить Другого.  

 Итак, что же кроется за цеплянием за любовь?
Существуют разные точки зрения на этот вопрос. Я приведу лишь несколько.
1. За невротичной навязчивостью в любви может скрываться стойкий инфантилизм. По сравнению с взрослыми, дети действительно больше нуждаются в поддержке, помощи, защите и тепле.Это естественно, потому что дети беспомощнее взрослых. Но!!! «здоровый ребенок, растущий в доме, где с ним хорошо обращаются и он чувствует себя желанным, где по-настоящему теплая атмосфера — такой ребенок вполне сыт любовью. Если он упал, он пойдет к маме за утешением. Но ребенок, намертво вцепившийся в мамин передник, — уже невротик.»
2. Другая точка зрения говорит нам про то, что за невротичной потребностью в любви скрывается фиксация на матери. »История детства таких лиц действительно показывает, что они или не получили достаточно любви и тепла от матери, или что они уже в детстве были вот так компульсивно к ней привязаны. В первом случае невротическая потребность в любви — выражение упорно сохраняющегося желания во что бы то ни стало добиться материнской любви, которая не была в детстве предоставлена им свободно. Это, однако, не объясняет, почему такие дети не принимают другое возможное решение — удалиться от людей, а настойчиво выдвигают требование любви. Во втором случае можно подумать, что это прямое повторение цепляния за мать.»
3. «Во многих случаях очевидным истолкованием кажется то, что невротическая потребность в любви — это выражение особенно сильных нарциссических черт. Как я указывала ранее, такие люди реально неспособны любить других. Они настоящие эгоцентрики. Я думаю, однако, что слово «нарциссический» надо употреблять очень осторожно. Есть большая разница между себялюбием и тревожной эгоцентричностью. Невротики, о которых я говорю, имеют какие угодно, но только не хорошие отношения с самим собой. Как правило, они относятся к себе как к злейшему врагу и нередко открыто бранят себя. Как я покажу позже, они нуждаются в любви для того, чтобы ощутить себя в безопасности и поднять свою заниженную самооценку.» ( Хорни » Невротическая потребность в любви»)
4.»Есть еще одно возможное объяснение — это страх утраты любви, который Фрейд полагал присущим женской психике. Действительно, страх потерять любовь у женщин очень велик. Возникает, однако вопрос, не нуждается ли в объяснении само явление такого страха? Я считаю, что оно может быть понято, только если мы узнаем, какое значение придает человек тому, что его любят.» (с)
5. «Наконец, мы должны спросить, не является ли преувеличенная потребность в любви реальным либидонозным феноменом? Фрейд, несомненно, ответил бы утвердительно, для него сам по себе аффект — результат недостижимости сексуальной в своей основе цели. Хотя мне кажется, что эта концепция, мягко выражаясь, не доказана. Этнологические исследования указывают на то, что связь между нежностью и сексуальностью сравнительно позднее культурное приобретение. Если рассматривать невротическую потребность в любви как явление, в своей основе сексуальное, трудно будет понять, почему оно встречается и у невротиков, живущих вполне удовлетворительной половой жизнью. Более того, эта концепция неизбежно приведет нас к тому, чтобы рассматривать в качестве сексуальных феноменов не только стремление к дружеской привязанности, но также стремление получать советы, защиту, признание.»
Среди всех этих разнообразных вариантов объяснения феномена цепляния за любовь, Карен Хорни прослеживает нечто общее. Что же это?
Это повышенный уровень базальной( базовой, врождённой) тревожности.
За проявлением каждой из этих причин действительно прослеживается вытесненный в бессознательное зашкаливающий уровень тревожности. И тогда, логично рассуждает Хорни, цепляние за любовь может быть способом снизить базальную тревожность. Может быть попыткой обрести ощущение безопасности. Защиты. Надёжности. Покровительства.
«Наблюдения, проведенные в аналитической ситуации, ясно показывают, что увеличение потребности в любви наступает, когда на пациента давит какая-то особая тревога, и исчезает, когда он осознает эту связь. Так как анализ неизбежно пробуждает тревогу, пациент пытается снова и снова вцепиться в аналитика. Мы можем наблюдать, например, как пациент, находясь под прессом вытесняемой ненависти против аналитика, переполняется тревогой и начинает в такой ситуации искать его дружбы или любви. Я считаю, что большая часть того, что называют «позитивным переносом» и интерпретируют как первоначальную привязанность к отцу или к матери, на самом деле — желание найти защиту и успокоение от тревоги. Девиз такого поведения: «Если ты любишь меня, ты меня не обидишь». Как неразборчивость при выборе объекта, так и навязчивость и ненасытность желания становятся понятны, если мы увидим в них выражение потребности в успокоении. Я считаю, что значительной части зависимости, в которую так легко иногда попадает пациент при анализе, можно избежать, если выявить эту связь и раскрыть ее во всех деталях. По моему опыту, мы быстрее подойдем к реально волнующим пациента проблемам, анализируя потребность пациента в любви именно как попытку оградить себя от тревоги.»
«Очень часто невротическая потребность в любви проявляется в форме сексуальных заигрываний с аналитиком. Пациент выражает через свое поведение или сновидения, что он влюблен в аналитика и стремится к некоторого рода сексуальной вовлеченности. В некоторых случаях потребность в любви проявляется прямо или даже исключительно в сексуальной сфере. Чтобы понять это явление, мы обязаны помнить, что сексуальные стремления не обязательно выражают половую потребность как таковую — проявление сексуальности может также представлять вид ориентации на контакт с другим человеком. По моему опыту, невротическая потребность в любви тем охотнее отливается в форму сексуальности, чем тяжелее складываются эмоциональные отношения с другими людьми. Когда сексуальные фантазии, сновидения и т. п. появляются на ранних стадиях анализа, я принимаю их как знак того, что этот человек полон тревоги и его отношения с другими людьми никак не складываются. В таких случаях сексуальность — один из немногих, а может быть и единственный мост, перекинутый к другому человеку. Сексуальные стремления к аналитику быстро исчезают, когда их интерпретируют как потребность в контакте, основанную на тревоге, и это открывает путь к проработке тревог, которые и явились причиной прихода к аналитику.»
Таким образом, отвечая на вопрос » Чего ищет цепляющийся в любви?», можно ответить » Он ищет безопасности. И укрытия от своей же повышенной тревожности. Он ищет защиты.»

 

Цитировано по статье Карен Хорни » Невротическая потребность в любви» в рамках сборника «Женская психология«. В качнстве иллюстрации использована картина Д.Шорина «Красное»



Источник: http://kholina.ru/?p=1222
Категория: Психология | Добавил: velima (09.05.2011)
Просмотров: 3164 | Комментарии: 1 | Теги: созависимость | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Hello!
Sed iaculis odio eros. Duis volutpat eros ac tempus faucibus mauris felis ullamcorper arcu a bibendum.

Имя *:
Email *:
Код *: